Канинские оленеводы рассказали свои истории исследователю из Финляндии

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 

altВ рамках совместного проекта ORHELIA я поехал в Марте 2013 года снова к канинским оленеводам. В следующем хочу дать короткий отчет моей поездки.

Первоначально у меня был план добираться до оленеводов, которые зимой находятся в лесах Пинежского и Мезенского районов Архангельской области на поезде и автобусе, а потом поехать на зимнике в село Несь, чтобы собирать материал по устной истории в деревне.

По дороге останавливался в Санкт Петербурге, чтобы читать 6. марта доклад в Европейском Университете о нашем проекте: "Кочующая память". Изучение устной истории саамов и ненцев от финской Лапландии до Ямала: сложности и возможности для сравнений и сотрудничества." (статья "Совместный проект "Ясавэй" и антропологов "Арктического Центра" был представлен в Санкт-Петербурге). На следующий день мы встретились в отделе этнографии Сибири в Кунсткамере с Надеждой Лаптандер (Ясавэй), Еленой Лярской (ЕУСП), Владимиром Давыдовом и Дмитрием Арзютовом (Кунсткамера) и познакомились с работой наших коллег антропологов.

Потом добирался на поезде до Архангельска. Здесь я мог познакомиться в Северном (Арктическом) федеральном университете с коллегами в институте социально-гуманитарных и политических наук и в институте филологии и межкультурной коммуникации. Точки соприкосновения нашлись с проф. Н.М. Теребихиным, который занимается исследованием сакральной географии в регионе, где я работаю, и в частности публиковал о ненецком святилище «Козьмин перелесок» и проф. Н.В. Дранниковой, которая многие годы изучает фольклор жителей Севера. В международном отделе поговорили о перспективах дальнейшего сотрудничество на основе Арктического Университета (UArctic), членами которого являются и Архангельский и Лапландский университет.

В Архангельске встретился с вице-президентом «Ясавэй» Владиславом Песковым и рассказал о моей поездке к канинским ненцам летом 2012г. Владислав Песков почеркнул, что один из принципов такого рода проектов как наш должен быть результат, который был бы доступен местным жителям, и что пока у Ясавэя очень хороший опыт сотрудничества с финскими партнерами. Я его уверял, что мы будем стараться поддержать хороший финский имидж.

Время в Архангельске я использовал помимо того, чтобы познакомится с богатой литературы по этнографии ненцев европейского Севера в собраниях краеведческого отдела.alt

Пока я находился в Архангельске, ждал оформления пропуска в пограничную зону, чтобы посетить оленеводческие бригады в низовье реки Кулой в Мезенском районе и поехать через Мезень в село Несь. К сожалению, выяснилось, что я отправил заявление в пограничную службу слишком поздно и не вовремя мог получить разрешение, чтобы посетить эти места. Такие есть условие наши работы — этнографы в поле должны всегда быть готовы жить с положением и адаптировать наши планы местным условиям. Я решил больше не ждать и поехать 14.марта в те оленеводческие бригады, которые находятся вне пограничной зоны в Пинежском районе.

Хорошо, что я уже летом интересовался, как можно добираться до самых южных бригад зимой, и мои друзья с 7-й бригады дали мне координаты знакомых в Пинеге, которые регулярно посещают оленеводы. Я им позвонил, и они сообщили оленеводам, что я скоро поеду к ним. Может быть, этот телефонный разговор был причиной распространения слуха, как будто бы меня видели уже в Пинеге за неделю до того, когда я на самом деле приехал.

Выяснилось, что я вовремя решил поехать, потому что бригада уже начала передвигаться на Север и покинула то место, где они стоят недалеко от Пинеги. Но я еще успел добираться до стойбища вместе с торговцами на УАЗике. Встретили меня очень хорошо. Пригласили меня в палатку семи Ванюты, где я жил следующие десять дней. 7-я бригада стояла недалеко от старой деревни Карьеполье на реке Кулой, куда я несколько раз ездил на оленьей упряжке и на снегоходе буран. Дни оленеводов зимой наполнены работы с оленями, но в отличие от летного времени сейчас пастухи не постоянно находятся в стаде. Свободное время используют, чтобы отремонтировать нарты и палатки и подготовить полозы и запчасти из дерева на лето, когда их в тундре невозможно достать. Но зима, это и время разного видавстреч и общения. Я стал свидетелем, когда приезжают торговцы в оленеводческое стойбище, и поехал в деревню посетить магазин. Приезжают друзья и родственники из соседних бригад, и я поехал гостить там.

В последние годы используют возможность на машинах попасть в близости оленеводческих стойбищ и турфирмы, которые ввозят туристы из Архангельской области и других регионах России и иногда даже из-за рубежа, рассказывали оленеводы. Мне даже несколько раз в Архангельске рассказывали, что из знакомых или родственников недавно кто-то посетил оленеводы в Пинежском районе. Пока оленеводческая община может только выплачивать мизерную зарплату, доходы от такого рода туризма очень важны для оленеводов. Они предлагают туристами чаепитие с оленеводческими блюдами, катание на оленьих упряжках, продают разные виды сувениров. В будущем планируется переработка оленьих шкур, которые сейчас выбрасываются в больших количествах во время забоя в Неси, рассказывали мне оленеводы (статья "Оленья шкура - высшее качество").

До сих пор чувствуется в этих местах многообразие культурных влияний.  Пинежский район был место ссылкой для интеллектуалов и политических диссидентов в царской России, здесь даже были американские войска во время интервенции, позже ввозили сюда множество политических заключенных из стран Прибалтики и Польши и всего Советского союза в сталинские годы, когда на реке Кулой создали лагерей. Но уже давним давно регион был местом, где русские поселенцы встретились с чудскими племенами, а потом с ненцами и коми оленеводами. Может быть, это способствовала развитием формы общения, основанной на взаимоуважении и равноправия. Я мог наблюдать это также в некой конфликтной ситуации с лесорубами, которые в окрестностях оленеводческой стоянки рубили лес. Утром в палатках даже слышно было шум бензопил, и оленеводы боятся, что им скоро придется зимовать в местах сплошной рубки, и ягель - важное пище для оленей - не останется.
Но несколько раз отправился мастер лесорубов к оленеводам и обсуждал с ними терпеливо все подробности работ. Он меня взял специально до места рубок, чтобы убедится, что рубят выборочно и стараются не вредить почве. Мне казалось, что лесорубы даже начинали понимать, что такое ягель, и что перевернуть верхний слой почвы, чтобы лес быстрее восстанавливался, нельзя на ягельниках. Совершенно отсутствовал в общение мастера с оленеводами какое-то высокомерие или сдержанность, которое я часто встречал у жителей городах или у чиновниках. Я надеюсь, что такая форма общения ведет к бесконфликтному сосуществованию оленеводства и лесного хозяйства, которая в данный момент для многих жителей русских деревень Архангельского Севера единственный источник заработка.

altПинежские и Мезенские леса пользовались с давних пор оленьими пастбищами ненцев. Я много нового узнал о так называемых лесных ненцев. Это была особенная группа канинских (или как раньше писали мезенских) ненцев, которые пасли своих оленей в круглогодичных лесах. В девятнадцатом веке они смешались с большеземельскими оленеводами - ненцами и коми, которые сбежали от эпидемии оленей на запад. Еще в советское время жил недалеко от Пинеги оленевод Александр Осётин, один со своим маленьким стадом оленей, и работал охотником для государства. Сегодня осталось только маленькое количество оленей недалеко от устья Кулоя, которое круглогодично пасется в лесной и лесотундровой зоне. Я надеюсь, что в дальнейшем у меня будет возможность поговорить с оленеводами там и записывать истории стариков, которые еще помнят лесное оленеводство.

Есть еще один пример, говорящий о высокой культуре и древних корнях взаимных отношений оленеводов с чужеродцами, это то, что ненцы называют «патэра», а по-русски называется «квартира». Этот термин описывает не только квартиры гостеприимных жителей в деревнях на пути кочевья оленеводах, где они останавливаются, ночуют и моются. Патэра можно назвать социальным институтом долговременных отношений оленеводческих и деревенских семей. Эти отношения включают в себя множество аспектов, начиная от бартера и заканчивая с включением социальных форм родства, как крестные родители. Эти формы партнерства, основанные на доверие взаимного уважения, передаются регулярно от поколения в поколение, но иногда появляются спонтанно, как дружба, допустим, между парнями, вернувшимися вместе с армии. Оленеводы имеют такие квартиры почти в каждом деревне на пути к зимним пастбищам, в Карьеполье, Сояна, Долгощелье, Мезенье.

Формы взаимоотношений,основанные на уважении, взаимопонимании, на признании равноправия и различия антропологи называют симметричные, где обе стороны имеют более или менее равные возможности влиять на характер отношений. Они имеют очень важную роль для оленеводов сегодня, потому что в таких отношениях их воспринимают не как безграмотных людей, а как партнеров, которых знают, что им выгодно, и как они хотят развивать свою жизнь, и которые успешно найдут возможности обеспечить свое существование даже в не всегда благополучных экономических условиях. Каждый, кто хочет вступать в контакт с оленеводами, от чиновника или предсатвителя нефтяных компаний до антрополога или предпринимателя, может следовать примеру этих отношении - это был самый важный урок моей короткой поездки на зимние пастбище канинских оленеводов.

научный сотрудник Арктического Центра Университета Лапландии

Штефан Дудек

Обновлено 07.02.2014 11:08  

Важная информация

3 апреля 2016 года в Ассоциации ненецкого народа «Ясавэй» сменилось руководство.

На XI Съезде Президентом регионального общественного движения Ассоциация ненецкого народа «Ясавэй» был избран Юрий Аркадьевич Хатанзейский.

Также были выбраны вице-президенты по ключевым направлениям деятельности Ассоциации:

  • вице-президент по правовым вопросам  - Каменева Ольга Фёдоровна,
  • вице-президент по вопросам традиционной хозяйственной деятельности – Латышев Николай Васильевич,
  • вице-президент по языку и культуре – Ханзерова Ирина Леонидовна,
  • вице-президент по экологии, землепользованию и недропользованию – Талеев Сергей Александрович,
  • вице-президент по молодежной политике - Канюкова Валентина Игоревна

Членами Совета на XI Съезде были избраны:

  • Артеева Инга Александровна,
  • Ардеев Альберт Григорьевич,
  • Ардеев Игорь Янович,
  • Терлецкий Александр Игоревич,
  • Лыченко Анна Ивановна.

Членами Совета старейшин избрали:

  • Гаврильеву Аллу Павловну,
  • Явтысую Ксению Филипповну,
  • Давыдову Татьяну Юрьевну,
  • Ледкова Петра Алексеевича,
  • Хатанзейскую Марию Григорьевну,
  • Талееву Матрену Ивановну
  • Талееву Юлию Алексеевну.

В ревизионную комиссию вошли:

  • Пластинина Владислава Вадимовна,
  • Давыдова Евгения Ивановна,
  • Канюкова Анна Афанасьевна.